Рубрики: Фото птиц. Наблюдение за птицами

Всё, как у людей.


                                                             Всё, как у людей.

                            (Сравнение поведения двух семей жуланов во время гнездования).

 

     В этом году я нашёл две семьи жуланов, гнездившихся на территории Государственного Ботанического Сада. Третью семью обнаружил в парке Шереметьевской Усадьбы, но достаточно поздно, когда птенцы уже летали вовсю, поэтому рассказывать о них нет смысла.  

     Когда я обнаружил первое гнездо жуланов, то скажу честно, очень обрадовался. Причина проста и заключается она в том, что за последние три года количество жуланов в тех местах, где они обычно гнездились, сильно поубавилось. Я связываю это с изменением кормовой базы. Как раз три года назад в столичных парках исчезли все виды кузнечиков, которые являлись основным питанием для птенцов, почти исчезли и «тёмные» бабочки, которых жуланы ловят очень активно в отличии от «светлых», которыми они не питаются, с пчёлами тоже беда, а когда я последний раз видел ящерицу в парках даже не припомню. И вот уже третий год основным кормом служат шмели, реже стрекозы, мухи и прочие мелкие букашки. Наиболее опытные жуланы умудряются таскать птенцов камышовок и славок. Именно за этим занятием я и познакомился с самкой из первой пары.

     Был жаркий июньский день, когда я наблюдал за семьёй болотной камышовки. Неожиданно прямо передо мной на куст шиповника села самка жулана и начала пристально смотреть вниз, не обращая на меня никакого внимания. Даже истошный крик камышовки, сидящей в метре от жуланихи, не произвели не неё никакого впечатления. Не прошло и двадцати секунд, как самка жулана нырнула в кусты. Раздался пронзительный писк птенца и через пару секунд наступила тишина. Даже камышовка перестала кричать. А через пол минуты из куста вылетела самка жулана, мгновенно влетев в куст сирени, где я её и потерял. Было ли что-то в её клюве, я не успел разглядеть, уж слишком быстро всё случилось.

     Чтобы не возвращаться к теме птенцов камышовки, скажу, что через три дня в месте их гнездования не осталось ни родителей, ни их детишек. Видимо самка жулана выбила всех птенцов. На одних шмелях детей не поднимешь!

      И ещё интересный факт: за день до встречи с самкой жулана я увидел, как славка, гнездившаяся в двух метрах от камышовки перетаскивала своего птенца в клюве в куст шиповника, росшего в десяти метрах от гнезда. Зрелище настолько поразило меня, что я впал в ступор, забыв про камеру, а когда вспомнил, то было поздно. Такое я видел впервые и было непонятно, зачем славка это делает. На следующий день ответ нашёлся сам собой. Как тут не восхититься предусмотрительностью и находчивостью маленькой серой славки. Надеюсь, что её птенцы избежали участи соседских детишек.

       Потеряв жуланиху, я продолжил наблюдать за камышовками, но вдруг вдалеке услышал знакомый тревожный трескучий крик жулана. Оставив горевать одних несчастных камышовок, я пошёл на голос жулана.

      Для тех, кто хорошо знает Ботанический сад, скажу, что всё происходило на поляне между вторым прудом и старым маньчжурским орехом.

      Жулан кричал в левом углу поляны (если стоять к пруду спиной), где были заросли акации, вишни, ну и крапивы в рост человека. Жуланы без крапивы, как картошка без соли. По крику было понятно, что самца жулана кто-то очень беспокоит, но это точно была не моя персона. Самец перелетал с ветки на ветку, глядя вниз, где были заросли крапивы, и разглядеть того, кто беспокоит птицу не было возможности. Я подошёл вплотную к зарослям, и из-под моих ног, кто-то очень тёмный убежал в крапиву.

      Чтобы не интриговать Вас, уважаемый читатель, скажу сразу, что это был чёрный, как смоль кот, которого я увидел дня через три. Он томно грелся на солнышке, видимо, после удачной охоты.

     Но это было потом, а пока движение кота в крапиве можно было отслеживать по жулану, который отмечал маршрут кота своими передвижениями словно реперными точками на навигаторе.

      Так жулан ведёт себя в отношении к нежелательным гостям только в непосредственной близости к гнезду.

       Мне оставалось лишь ждать, когда кот покинет запретную территорию. Пока кот был в зарослях, жуланы к гнезду не подойдут. Впрочем, ждать я не стал. Беспокойство за гнездо жуланов подтолкнуло меня «нырнуть» в крапиву, чтобы отогнать кота подальше. В это момент я чувствовал себя одним из пионеров, героев фильма Элена Климова «Добро пожаловать или посторонним вход запрещён».

     Пробирался я крайне осторожно, памятуя, что жуланы строят свои гнёзда в крапиве на высоте около полуметра. Кот смекнул, что я от него просто так не отстану и ретировался, преследуемый жуланом. После прогулки через крапиву руки жгло, но это ерунда, когда где-то рядом гнездо жуланов, и есть шанс понаблюдать за ними, не говоря уже о фото.

     Время шло, а жуланы не показывались. Я обошёл заросли с другой стороны, остановившись на тропинке. Тут подлетел самец, усевшись на ветке акации метрах в трёх от моей персоны, и нервно подёргивая хвостом словно маятником метронома, начал ворчать уже на меня, видимо, почувствовав себя настоящим героем после столь удачного изгнания им кота. Забегая вперёд, скажу, что этот жулан оказался самым крикливым из всех своих собратьев, за которыми я когда-либо наблюдал, а самка наоборот оказалась на редкость спокойной и невозмутимой. 

    Так продолжалось минут пять. Понятно, что в каждом мужике внутри сидит чёрный похотливый котяра, но это обстоятельство к жуланам не имеет никакого отношения, поэтому я терпеливо ждал, когда ворчун угомонится, поняв, что я ему и его семье не враг.

    Постепенно трескотня жулана становилась всё реже, и в какое-то мгновение он слетел с ветки, поймав влёт муху. Тут самое время задуматься, как работает мозг птахи, которая не отводила от меня своего взгляда и одновременно успела увидеть добычу, оценить условия атаки и поймать её. А ведь это не жирная и неповоротливая гусеница, а муха в полёте!

    Жулан, усевшись на ветке с добычей в клюве, продолжил ворчать на меня, вместо того чтобы отнести еду детишкам. Так продолжалось до тех пор, пока не прилетела самка тоже с добычей, которой являлась стрекоза. Приближался тот самый момент, когда жуланы покажут мне, где находится их гнездо.

     Показали, в очередной раз удивив меня. Вместо того, чтобы нырнуть в крапиву или куст шиповника, самка взлетела на ветку акации. Тут я и увидел гнездо, которое располагалось на высоте более 4,5 метров. Такое я видел впервые!

    Теперь можно было спокойно проделать тропинку в крапиве поближе к гнезду, не опасаясь за судьбу семейства.

     Следом за самкой к гнезду подлетел и самец. Такая последовательность, когда самец почти каждое кормление ждал самку и только с ней подлетал к гнезду, продолжалась до вылета первого птенца, причём самец был всегда поблизости от гнезда, а самка улетала охотиться метров за двести. То ли самец молодой и не совсем уверен в своих силах, компенсируя это своей сварливостью, то ли он просто неврастеник, однако, отцом он оказался очень заботливым.

    Жуланята растут быстро, и придя к гнезду в один из дней, я услышал писк птенца, доносящийся из крапивы под гнездом, а из гнезда вместо трёх мордочек малышей высовывались только две. С этого момента самка перестала кормить птенцов в гнезде, возложив эту обязанность исключительно на самца, с которой он справлялся замечательно.

     Самочку я ни в этот, ни в следующие два дня не видел, да и первого слётка не было слышно, отчего я начал беспокоиться за их судьбу, памятуя о чёрном коте. Тем временем самец активно кормил двух оставшихся в гнезде птенцов, не забывая при этом каждый раз подлетая к гнезду, поворчать на меня.

      Придя утром к гнезду на третий день после вылета первого птенца, я увидел, что в гнезде малышей нет. Тут же услышал уже родное ворчание самца. Он сидел метрах в трёх от меня, нервно подёргивая своим хвостиком, а ниже на сухой ветке сидел один из его отпрысков. Я отошёл подальше, и самец успокоился. Хочу заметить, что птенцы в этой семье вели себя очень тихо и пищали лишь тогда, года отец непосредственно садился рядом и передавал пищу.

    Через пару дней птенцы перебрались на верхние ветки акации, и к своей радости я увидел трёх, сидящих рядом слётков, да и самочка нашлась. Видимо, всё это время она заботилась о первом слётке, что у неё получилось замечательно.

     На этом мои наблюдения за данной семьёй жуланов превратились в эпизодические. Птенцы сидели в густых ветвях акаций и никак не хотели спускаться вниз. Сквозь листву их не было видно, и лишь по их писку во время кормления можно было определить их место нахождения.

    На улице стояла жара и поджариваться от жёстких лучей Солнца, ожидая появления с охоты взрослых жуланов мне не очень хотелось. Метрах в пятидесяти от гнезда под клёном на краю поляны стояла скамейка, на которой я и решил посидеть в тени. Пока я шёл к ней, в голову мою пришла мысль о том, что в ГБС появился новый народный, но пока ещё локальный вид спорта для идиотов под названием «Перетащи скамейку». С конца весны все скамейки с дорожек в ГБС поменяли свою прописку и оказались на полянах или в густых зарослях. Видимо их новая прописка определялась тайными желаниями тех, кто их перетаскивал. А скамейки, нужно сказать, нелёгкие, и кроме силы нужно обладать немереной дурью, чтобы оттащить их за сотню метров. Ну, да ладно. Впрочем, можно было организовать выставку фото «Живые скамейки ГБС», делая снимки утром и вечером с одной точки в течении месяца. Думаю, что экзальтированная столичная публика была бы в восторге, а автор видеоряда приобрёл бы высокий статус в среде андеграунда.

       Продолжу о жуланах.

       Сняв рюкзак и положив камеру, я расположился на скамейке и стал наслаждаться относительной прохладой, однако это продолжалось совсем не долго. Чуть в стороне я услышал писк маленьких жуланов, а повернувшись, чтобы понять откуда он раздаётся, увидел самца, залетающего в большой куст шиповника. Взяв камеру, я подошёл поближе и тут же из шиповника вылетел самец, который уселся прямо передо мной. Начав его фотографировать, я понял, что это другой самец, а значит, здесь ещё одна семья жуланов. По внешнему виду отличить двух самцов практически невозможно, а вот поведение того, который сидел в паре метров от меня, кардинально отличалось от поведения Ворчуна. Этот самец вёл себя так, словно мы с ним были знакомы много лет и были старинными друзьями. Последующие наблюдения показали, что если он и подавал голос, то очень тихо и неохотно, словно для порядка. Я даже подумал, что у птахи что-то с голосом, но когда я увидел и услышал, как он гоняет Ворчуна со своей территории, то понял, что с голосом у парня всё нормально.

     С этого момента я полностью переключился на наблюдения за этой семьёй жуланов, тем более, что для фотографа такая модель, как второй самец настоящий подарок.

     Не буду утомлять читателей подробностями своих путешествий по зарослям крапивы и их последствиях, а сконцентрирую внимание не поведении всех членов второй семьи жуланов.

    Как уже было сказано выше, самец являл собой образец спокойствия и хладнокровия, что не мешало ему очень активно принимать участие в кормлении птенцов.

   Что же касается его подруги, то она принимала крайне опосредованное участие в кормлении, взяв на себя обязанности по охране подрастающего поколения и территории непосредственно рядом с гнездом. Она сидела на своём «наблюдательном пункте» метрах в семи от земли и при каждом моём приближении к кусту шиповника на критическое расстояние с её точки зрения, начинала трещать, предупреждая птенцов и супруга об опасности. Правда, самец игнорировал её предупреждения и выполнял свой отцовский долг несмотря ни на что.

     Птенцы у этой семьи оказались крикливыми (не в отца) в отличии от птенцов первой семьи. Как только они вылетели из куста шиповника, выяснилась интересная подробность. Одного птенца начала кормить мать, а двух других отец, причём тот птенец, которого кормила мать, постоянно был рядом с тем местом, где была мать (маменькин сынок), а двое других оказались непоседами и постоянно перелетали поближе к тому месту, где охотился отец, да и характером они в него, - общительны и не пугливы.

      Пока я наблюдал за второй семьёй, родители первой вывели своих детишек на поляну. Птенцы к этому времени почти ничем не отличаются от матери. Я видел, как они уже сами начинают охотиться, хотя родители их подкармливают. Однако все мои попытки подойти к ним поближе заканчивались неудачей. Слётки улетали, не позволяя приблизиться к ним ближе чем на десять метров, что разительно контрастировало с поведением птенцов второй семьи, к которым я спокойно подходил на расстояние вытянутой руки. Не знаю, какая модель поведения предпочтительнее для выживания вида, но если есть несколько моделей, то они нужны природе все.

    Некоторые нюансы во время кормления во второй семье дали мне основания считать, что самец старше и опытнее самки. В один из дней на поляне появились три или четыре бабочки «Павлиний глаз», две из которых пошли на десерт маленьким жуланам. Первой бабочку поймала самка и попыталась скормить её своему дитятке вместе с крыльями. Малыш никак не мог справиться с угощением. Мать забирала её изо рта птенца и пыталась разворачивать её в клюве так, чтобы птенцу было удобнее её проглотить. Однако, как ни старалась мать, малыш так и не смог полакомиться деликатесом. Закончилось всё тем, что самка сама съела добычу.  А вот самец, который минут через двадцать тоже поймал такую добычу, сел на свою любимую ветку, где частенько выдёргивал жало у шмелей и ос, уверенными движениями оторвал крылья у бабочки и тут же скормил одному из двух своих нахлебников, которые были тут как тут.

     В завершении своего рассказа хочу описать одну забавную сценку, которая меня позабавила.

     Самец принёс шмеля. Его парочка сидели бок о бок на ветке, в профиль напоминание портрет из прошлого «Ленин, Сталин». Отец отдал шмеля одному из птенцов, который был чуть меньше второго. Малыш подержал шмеля в клюве и бросил его. Отец тут же сорвался вниз, поймав налету падающего шмеля и снова отдал его тому же малышу. Дитя снова подержал шмеля и снова бросил, с любопытством разглядывая падение добычи. Если бы в этот момент птенец произнёс: - Ой, бах,- то я бы не удивился, настолько его поведение походило на поведение человеческого детёныша возрастом года полтора. Самец вновь поймал падающую добычу и, сев рядом с птенцами, немного подумав, отдал шмеля другому отпрыску, несмотря на просьбы первого. Уроки воспитания, - нечего с едой играться, её нужно ценить. Второй птенец тут же ловко проглотил шмеля, видимо поняв уроки отца.

    На этом месте можно ставить многоточие, потому что мои наблюдения за жуланами пока продолжаются…

                             С уважением к читателям, Владимир Горячев.

 

P.S.

   Буквально на следующий день после публикации статьи в ГБС и парке Останкино произошёл массовый вылет бабочек павлиний глаз. Появилось огромное количество этих прекрасных существ, а с позиций жуланов ещё и очень вкусных. Такой массовости я не припомню. Помаятую, что эти бабочки почти не встречались у нас последние три если не четыре года, можно было подумать, что их "экспортировали" вместе с рассадой для клумб, если бы не один факт. Пять дней назад мне позвонил мой хороший приятель Валерий Субачёв со своей дачи под Талдомом и рассказал, что там появилось огромное количество бабочек павлиний глаз.

 

Ниже размещаю фото наблюдений. Фотографий много, поэтому большую часть из них я размещу на Яндексе по адресу: https://fotki.yandex.ru/users/poslannik22

 

 

Сбрасываение погадки.

 

  

        





Автор публикации: poslannik22 | Дата: 20.07.2016 - 19:33




Пожалуйста введите символы с картинки в поле.
Регистр символов не имеет значения.
Комментарии:
Записи 1—1 из 1.
vladimir (22.07.2016 - 11:17):
Сорокопуты интереснейшие птицы, особенно серые. Но и жуланы не подкачали. Фото отличные!

Популярное на сайте

Фотографии

  • Свободное небо  Останкино для сов
  • Самка белоспинного дятла.
  • Серая неясыть
  • Белоспинный дятел. Самка.
  • Ястреб перепелятник. Самка в полёте.
  • Воробьиный сычик от Посланника22
  • Фото от Посланника22
  • Птицы нашего Заполярья
  • Зимняк в Заполярье

Подписчики